Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Баллада о гусаре и гвоздях

 «Гвозди бы делать из этих людей…» - о ком это? Естественно, о большевиках, героях гражданской войны, о ком же еще! А автор? – Маяковский… нет, Багрицкий… тоже нет… Ну, хорошо - Николай Тихонов - Герой Социалистического Труда, Лауреат Международной Ленинской «За укрепление мира между народами», Ленинской и трёх Сталинских премий первой степени. Кому же, как не ему воспевать подвиги большевиков! Пока вроде все выглядит логично. Более того, есть свидетельства самого, так сказать автора, уж ему-то можно, наверное, верить! "Тема этого стихотворения зародилась во мне ещё осенью семнадцатого года, когда моряки Балтийского флота в жестоких морских боях показали поразительное бесстрашие и высокое мужество, отбивая попытки германского флота захватить Ирбенский пролив и архипелаг Моонзунд. Я начал писать стихотворение об их доблести, но не успел его закончить. Но когда пришли трудные дни осени девятнадцатого года, когда белая армия генерала Юденича подступала по суше к красному Петрограду, а с моря английские военные суда вели морскую блокаду и совершали предательские нападения на корабли Советского флота, эта тема явилась совершенно заново”. (выделено мною, ниже объясню почему) Но эта логика начинает рушиться, как только мы начинаем внимательно читать текст.

Итак…

БАЛЛАДА О ГВОЗДЯХ 

Спокойно трубку докурил до конца,

Спокойно улыбку стер с лица.

«Команда, во фронт! Офицеры, вперед!»

Сухими шагами командир идет.

И слова равняются в полный рост:

«С якоря в восемь. Курс - ост.

У кого жена, дети, брат –

Пишите, мы не придем назад.

Зато будет знатный кегельбан».

И старший в ответ: «Есть, капитан!»

А самый дерзкий и молодой

Смотрел на солнце над водой.

"Не все ли равно,- сказал он,- где?

Еще спокойней лежать в воде".

Адмиральским ушам простукал рассвет:

«Приказ исполнен. Спасенных нет».

 Гвозди б делать из этих людей: 

Крепче б не было в мире гвоздей. 

(1919-1921  г.г.)

Неправда ли странно? В 19-м году, на Красном Флоте офицеры? Да «офицерье», «золотопогонники» - это самое страшное ругательство в те годы, а тут они – ключевые фигуры всего действа. Еще страннее то, что они докладывают какому-то адмиралу. Такого звания не существовало с 16 декабря 1917 года. В тот период чаще всего флотских военнослужащих именовали или по занимаемым должностям, или по прежним званиям с прибавлением впереди «б.», что означало «бывший». Например, «б.капитан 2 ранга» - могло сокращаться по тогдашней моде на «б.кавторанг». В декрете ВЦИК и СНК от 11 февраля 1918 года о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота военнослужащие флота были названы «Красные военные моряки» (красвоенморы). ». (Старший военно-морской начальник – Наркомвоенмор, получается ни кто иной, как Лев Давидович Троцкий). По сему чрезвычайно странно, что молодой поэт-романтик, не просто поддерживающий, а прямо-таки живущий революцией в 19-м году употребляет «старорежимные» воинские звания. Это практически прямая контрреволюция! Тем более, "когда белая армия генерала Юденича подступает по суше к красному Петрограду".  Очень режет слух заграничное слово «кегельбан». Красвоенморы, вообще, знали что это такое? Ну и в довершение загадок – почему курс – «Ост»? Ладно, море оно такое, там нет окопов, нет высоток, за которые цепляются при отступлении, и морской маневр может быть довольно причудливым, но тем не менее. Зачем-то поэт указывает именно это направление. Рифмовка «рост-ост»? - Ну а чем хуже рифмовка «вес-вест»? Для "обороняющих Моонзунд" моряков, даже если они совершали хитрую контр-атаку логичнее было бы выбрать курс на Запад.

Что-то очень уж много нестыковок для 16-ти строк. Давайте попробуем их разгадать.

По сюжету понятно, что речь идет о каком-то конкретном событии, очень ярком и очень запомнившимся современникам. Что это могло быть? Напоминаю, 19-й год. Еще нет никакого СССР, да и судьба РСФСР далеко не предопределена. Еще пропаганда не начала лепить героев из того, что было под руками, да по сути нет еще никакой пропаганды – горлопаны на улицах развлекают толпы своими эскападами кто во что горазд. Пипл хавает и анархистскую и эсеровскую и меньшевистскую риторику, главное, чтобы убедительно, просто, с выражением. Продразверстка еще не распространена на картофель и мясо. Творческая элита еще не поставлена в стойла и еще может себе позволить, и еще достаточно долго, понимать происходящее так, как считает нужным. Тихонов тоже «из бывших», служил в гусарском полку пошел на фронт (в некоторых источниках «бежал на фронт») добровольцем – не очень типичная биография для большевика. Не очень типичны для большевика и литературные пристрастия юноши – Киплинг, Гумилев, Гофман. Чуть позже он войдет в литературный кружок «Серапионовы братья» - кружок, прямо скажем, далекий от политики, в отличие, скажем, от футуристов.

Есть подсказка в ритмике стиха. Очень напоминает Стихотворение Альфреда Теннисона, написанное в 1854 году The Charge of the Light Brigade (Атака легкой бригады).

Half a league, half a league, 

Half a league onward,

All in the valley of Death 

Rode the six hundred. 

«Forward, the Light Brigade! 

Charge for the guns!» - he said: 

Into the valley of Death 

Rode the six hundred. 

Долина в две мили - редут недалече...

Услышав: «По коням, вперёд!»,

Долиною смерти, под шквалом картечи,

Отважные скачут шестьсот.

Преддверием ада гремит канонада,

Под жерла орудий подставлены груди –

Но мчатся и мчатся шестьсот.

(перевод Юрия Колкера)

Этот знаковый текст на тему «Восточной войны», как англичане именовали Крымскую войну -1854-56г.г. рассказывает о трагически неудачной атаке бригады легкой кавалерии, составленной из полков: 4-го и 13-го легких драгунских, 17-го уланского, 8-го и 11-го гусарских, под командованием Лорда Кардигана. Согласно приказу, Кардиган повел более 600 кавалеристов в долину, образуемую Федюхинскими высотами (иногда их неправильно называют Федюнинские) и Сапун-горой. Цель атаки – отбить турецкую батарею, ранее захваченную русскими в ходе вылазки из осажденного Севастополя. Силы русских под командованием Павла Липранди расположились на высотах вдоль долины при 50 орудиях и составляли около 20 батальонов пехоты. Легкая бригада достигла конца долины и принудила русских отступить, но из-за тяжелых потерь сама вынуждена была отойти. Кирасиры лорда Лукана вошли в устье долины, но не продвинулись дальше и не поддержали Кардигана. Французским Африканским кирасирам удалось прорвать позиции русских на Федюхинских высотах, но это лишь позволило прикрыть отход остатков Легкой бригады. В любом случае атака по ее итогам была катастрофической для англичан. Потери составили 118 человек убитыми и 196 ранеными; 57 захвачены в плен, 362 лошади были убиты. По итогам событий Пьер Боске (командир Африканских кирасиров) сказал слова C’est magnifique, mais ce n’est pas la guerre: c'est de la folie («Это великолепно, но это не война: это безумие»), 

Cannon to right of them,

Cannon to left of them,

Cannon behind them

Volley'd and thunder'd;

Storm'd at with shot and shell,

While horse and hero fell,

They that had fought so well

Came thro' the jaws of Death,

Back from the mouth of Hell,

All that was left of them,

Left of six hundred. 

When can their glory fade?

O the wild charge they made!

All the world wonder'd.

Honour the charge they made!

Honour the Light Brigade,

Noble six hundred!

Теперь вернемся в Петроград 19-го, где мается 23-летний бывший гусар, демобилизованный по контузии. Он, как и положено романтику грезит морем, благо море рядом, только вот, незадача, блокировано Британским флотом. 

Посмотри на ненужные доски –

Это кони разбили станки.

Слышишь свист, удаленный и плоский?

Это в море ушли миноноски

Из заваленной льдами реки.

Что же, я не моряк и не конник,

Спать без просыпа? Книгу читать?

Сыпать зерна на подоконник?

А! я вовсе не птичий поклонник,

Да и книга нужна мне не та...

Жизнь учила веслом и винтовкой,

Крепким ветром, по плечам моим

Узловатой хлестала веревкой,

Чтобы стал я спокойным и ловким,

Как железные гвозди, простым.

Вот и верю я палубе шаткой,

И гусарским, упругим коням,

И случайной походной палатке,

И любви расточительно-краткой,

Той, которую выдумал сам.

Между 1917 и 1920 

«Главными моими друзьями были книги... Я любил географию и историю. Эта страсть осталась у меня на всю жизнь. Я сам начал писать книги, где действие переносилось из страны в страну. В этих сочинениях я освобождал малайцев из-под ига голландцев, индусов — от англичан, китайцев — от чужеземцев» (Тихонов Н.С. Стихотворения и поэмы Л 1981 «Вместо предисловия»)

Что же за событие имело место в Петрограде в 19-м году, которое произвело на молодого поэта, поклонника Киплинга и Стивенсона, такое сильное впечатление и заставило его вспомнить «Атаку легкой бригады» Теннисона? 

В ночь 18 на 19 августа 1919 года на внутренний рейд Кронштадта прорвались английские торпедные катера. Эта атака действительно напоминала события Крымской войны и самоубийственно-отважными действиями английских моряков, и серьезными потерями с обеих сторон. И наступление Юденича на Петроград имело к этому прямое отношение, поскольку между союзниками (а Великобритания и Российская Империя были союзниками) был заключен ряд конкретных соглашений о совместных боевых действиях. Не понятно только почему Тихонов позже именует это нападение «предательским». По отношению к правительству Ленина у Британии союзнических обязательств не было. Адмирал Уолтер Кован, командующий британской эскадрой на Балтике, решил воспользоваться благоприятными обстоятельствами и нанести по Кронштадту комбинированный удар с использованием торпедных катеров и авиации. Главной целью этой атаки должны были стать линкоры «Петропавловск», (более известный в советской литературе как линкор «Марат»), «Андрей Первозванный» и другие действующие корабли Балтийского флота. Таким образом, предполагалось одним ударом уничтожить советский флот и обеспечить безопасность с моря планировавшегося наступления армии Юденича.

«Командиру каждого из 8 торпедных катеров были даны конкретные указания и частные задачи, выполнение которых он должен был обеспечить:

катеру № 1 … взорвать бон подрывными патронами и затем атаковать торпедами базу подводных лодок «Память Азова». 

Катеру № 2 атаковать линкор «Андрей Первозванный», 

Катеру № 3 атаковать крейсер «Рюрик», (не путать с броненосцем «Рюрик», погибшем при Цусиме. Бронекрейсер «Рюрик» - кстати, английского производства, был спущен на воду в 1908 году и одноипен с германскими бронекрейсерами «Шарнхорст» и «Гнейзенау» - героями битвы при Фолклендах. Гитлеровские «карманные линкоры» - 1936-гда постройки названы в честь них.) 

Катеру № 4 атаковать линкор «Петропавловск», 

Катеру № 5 атаковать батопорт (гидрозатвор сухого дока - М.С) дока линкоров.

Катеру № 6 — выполнение задания катера № 2 или № 4 в случае неудачи с их стороны. Катеру № 7 — обеспечить безопасность ударных катеров на случай попыток эсминцев выйти из восточной гавани. 

Торпедному катеру № 8 атаковать дежурный эсминец на малом рейде. Общее задание сводилось: 1) к взаимной поддержке и, в случае катастроф, аварий,— подбору личного состава катеров и экипажей самолетов. Причём каждый самолет мог принять на себя в случае необходимости, кроме лётчика, ещё 7 человек, но с этим числом он уже подыматься не мог и должен был идти по воде. 2) Указания по облегчению поисков объектов цели уже атаковавшими торпедными катерами. 3) Интенсивный пулемётный огонь катерами, ворвавшимися внутрь гавани, по судам и стенке»

(Кузьмин А. Записки по истории торпедных катеров. — М.—Л.: Военмориздат НКВМФ СССР, 1939. — 136 с.)

Точно в назначенное время катера, выйдя из Бьёрке (он же Приморск, Березовое, Койвисто), подошли к мысу Инонеми (форт Николавский), где к ним присоединился торпедный катер, вышедший из Териоки (Зеленогорск). Теперь понятно, почему курс – ост! По пути к цели англичан стали преследовать неудачи - торпедный катер № 3 остановился из-за повреждения мотора. Он не принял участия в атаке и был впоследствии отбуксирован на базу. Тем временем авиация уже выходила на цели. В 3 часа 45 минут 18 августа с наблюдательного пункта зенитной батареи форта «Обручев» было сообщено, «что со стороны Финляндии слышен звук моторов». Зенитные орудия кораблей и крепости немедленно открыли огонь. Первые девять машин сбросили на Кронштадт 13 бомб, затем с палубы авианосца «Винидиктив» стартовали оставшиеся три самолета, каждый из которых нёс по одной бомбе. В результате бомбардировки возникли пожары портовых сооружений, а танкер «Татьяна» получил повреждения от взрыва бомбы; особенно ожесточённой атаке был подвергнут сторожевой эсминец «Гавриил» (Эсминец «Гавриил» спустя 2 месяца в Копорской губе погибнет в результате подрыва на минной банке вместе с эсминцами «Константин» и «Свобода» - пример еще одной смелой, но совершенно неподготовленной операции). Катер № 1 к 4 часам утра подошёл ко входу в гавань, не обнаружил бона и согласно плану атаковал двумя торпедами плавбазу «Память Азова». Обе торпеды поразили цель, и плавбаза с сильным креном села на грунт. Катер № 2 столь же успешно атаковал линкор «Андрей Первозванный» и добился одного попадания. Повреждения оказались значительными. Линкор был выведен из строя и в последствии утилизирован. Катер сумел благополучно выйти из гавани и добраться до базы. Катер № 4 получил повреждения при входе в гавань; на нём был убит командир. Тем не менее, катер сумел произвести атаку на линкор «Петропавловск», оказавшуюся безрезультатной. Катер № 5 при подходе к цели получил повреждение стреляющего устройства и двигателя и был вынужден начать отход, не использовав торпеду. По пути он взял на буксир повреждённый № 3 и вернулся на базу под интенсивным огнём фортов и советских кораблей. Катер № 6 столкнулся с выходящим из гавани катером № 1; повреждения последнего оказались настолько сильными, что он немедленно затонул. Экипаж № 1 сумел быстро перейти на № 6; к этому времени на № 6 был убит командир. Командование катера принял на себя раненный 11 раз лейтенант Бреммнер. Он решил продолжить атаку и выпустил две торпеды по «Гавриилу». (Обе торпеды прошли мимо). Но «Гавриил», был отнюдь не овца, он прицельным огнем добился попадания, вспыхнувшая цистерна с топливом вынудила команду спешно покинуть тонущий корабль. Впоследствии команды катеров были подняты на «Гавриил» и взяты в плен; лейтенант Бреммнер погиб. Катер № 7 запоздал с атакой и безрезультатно выпустил торпеду по эсминцам, стоящим внутри гавани. Возвращаясь, он попытался поднять из воды команды затонувших катеров, но был обстрелян и ушёл на базу. Катер № 8 также запоздал с атакой дозорного эсминца и выпустил торпеду по «Гавриилу», находясь на мелком месте. Это было равносильно самострелу. Ударившаяся о грунт торпеда взорвалась, и катер взлетел на воздух. Но есть свидетельства, что, причиной его гибели было попадание двух снарядов с «Гавриила». Летчики действовали не менее дерзко - один из самолётов, заметив, что катер попал в луч прожектора и ему трудно выйти из него, вылетел в освещённый сектор, низко пролетая над водой, дабы отвлечь на себя внимание.

Таким образом, из восьми принявших участие в атаке торпедных катеров три были потоплены, а остальные получили различные повреждения. Погибли четверо английских офицеров и трое матросов, девять человек попали в плен. По данным советских источников, ещё три английских катера затонули по пути на базу, однако эта информация англичанами не подтверждается. РККФ понёс серьёзные потери — были тяжело повреждены линкор «Андрей Первозванный», плавбаза «Память Азова», эсминец «Гавриил» и транспорт. Если первые два корабля получили торпедные попадания, то на «Гаврииле» пулемётным огнём катеров прострелены обшивка, вентиляторы и трубы. Бронекрейсер «Рюрик» не получил повреждений, но на тот момент он и без того доживал последние дни. После так называемого «Ледового похода Балтфлота» он требовал очень серьезного ремонта, а в условиях гражданской войны и разрухи его обеспечить было очень непросто. Вскоре с него сняли орудия, а корпус отправили на металлолом.

Вот теперь многое становится на места и почему «офицеры – вперед!», и почему кегельбан – (Старейшая в мире и до сих пор действующая площадка для игры в боулинг находится в Англии, в Саутгемптоне,— утверждается, что как таковая она использовалась ещё в 1299 году), и почему «спасенных нет» - советы считали, что все шесть (думали, что шесть) атаковавших катеров потоплены. Что ж, вполне объяснимое восхищение отвагой врага молодого поэта-романтика, и увы, столь же объяснимое предательство своей юношеской мечты и ложь зрелого поэта-чиновника. Случай, когда полностью подтверждается фраза, приписываемая Черчиллю – «кто в юности не был революционером, тот не имеет сердца, тот, кто им остался в старости – не имеет мозга». Несомненно, Николай Семенович Тихонов был очень умным человеком, если прожил, став «спокойным и ловким», в тоталитарном обществе столь долгую и обеспеченную жизнь.

Последняя подлодка фюрера. Миссия в Антарктиде

Последняя подлодка фюрера. Миссия в Антарктиде

Они объявлены мертвыми при жизни. Их миссия - одна из главных тайн агонизирующего Рейха. Накануне падения Берлина лучшие "Grauen Wolfe" Гитлера (дословно,- "серые волки" - прозвище подводников Кригсмарине) отплывают в Антарктиду, которая должна...

Posted by Михаил Сарбучев on 2 ноя 2011, 16:36

from Facebook

Книга "Последняя подлодка фюрера. Миссия в Антарктиде" Вильгельм Шульц купить и читать | Лабиринт